Мы в контакте

Мы на Facebook

На собаках по Байкалу

В марте 2012г члены клуба «Казанская экспедиция» Дмитрий Мурзин и Андрей Козлов две недели путешествовали по северной части озера Байкал на собачьей упряжке. О том, из чего сделать кунг для перевозки собак, что такое байкальский лед, как ведет себя упряжка в торосах, как не замерзнуть при -30С ночью в палатке, что такое балок, чем кормят ездовых собак в экспедиции, какова на вкус голомянка и многие другие любопытные факты в статье организатора клуба Дмитрия Мурзина.

На собаках по Байкалу.
Введение. Тренировки.

Прошлогоднее наше путешествие на собаках по Таймыру выявилоё ряд вопросов относительно собак, их питания, снаряжения, а, главное, управления упряжкой в условиях, когда приходится двигаться не за мотобуксировщиком или снегоходом и даже не по лесной дороге, а по девственной целине тундры.

Опыт 2011г. Фото 1 Опыт 2011г. Фото 2 Опыт 2011г. Фото 3
Таймыр 2011г.

Опыт прошлогоднего Таймыра показал, что вся группа должна использовать одинаковый транспорт, иначе «голова» (мотособаки) постоянно вынуждены ждать «хвост» (упряжку). А это не повышает ни безопасности, ни морального духа коллектива. Опять же по соображениям веса формула должна быть «один человек - одна упряжка».

Поскольку найти в окрестностях Казани еще одного идиота с упряжкой - нечего и думать, то после Таймыра я начал готовить себя и собак к одиночному путешествию где-нибудь возле Норильска (район знакомый, друзей много).

Тренировки начались летом. Надо сказать, что в карельском питомнике, где мы покупали собак, с ними общались на «языке североамериканских индейцев». Соответственно «направо» звучало как «джи», «налево» – «ха». Почему чукотские собаки должны были лучше усваивать язык индейцев, мы не поняли, но спорить не стали. То ли собак нам продали со слабыми лингвистическими способностями, то ли у меня с произношением не то, но всю прошлую экспедицию собаки никуда кроме как за буксировщиками не бежали.

Нет ! Нет ! И нет !

Язык индейцев и нам-то давался тяжело. В трети случаев каюр сам путал где «джи» и где «ха», в результате команды получались гораздо длиннее за счет ненормативной лексики, размахивания руками и т.п. Собаки в лучшем случае при этом останавливались и внимательно слушали, а при попытке каюра слезть с саней сразу ложились, выражая полную лояльность, дабы не попасть под горячую руку. В худшем же - бежали куда им казалось правильнее. Один раз на Таймыре мне это стоило двухкилометровой экскурсии с постоянно путавшимися в упряжи собаками «под уздцы». Другой раз мы в пургу чуть не пошли своим собственным путем, прямо как Страна Советов.

Вернувшись с Таймыра, я пошел на поклон к служебным собакам. Те сказали, что ничего сложного тут нет, было бы терпение и колбаса. Колбаса была съедена, терпения у меня не хватило. Выручили те же «хасятники» из клуба «Конкорд», посоветовавшие привязать две вожжи к шлейке и дергать их при соответствующей команде.

Шлейка тренировочная Вид спереди Вид сзади

Упряжь была усовершенствована. Из 8 собак быстро выявились 3 наиболее понятливые. Лето прошло в забегах по полю, сопровождаемых все теми же «джи», «ха» и «куда, сука», независимо от пола животного. Зато с первым снегом стало понятно, что на этой упряжке можно двигаться не только по дорогам. Команды к этому времени стали двойными: «право-джи» и «лево-ха»: и каюр не путается, и индейцы довольны. Можно было подумать о том, куда идти и что изменить в снаряжении.

Зачем и почему Байкал.

Где-то надо было найти местность без снегоходных трасс, но с плотным снегом, чтобы окончательно понять, я еду на собаках, или они везут меня куда хотят. И желательно делать это в новом красивом месте.

Плато Путорана – изумительный район, плюс полная «автономка». Но первый же звонок авиаторам дал понять, что стоить мероприятие будет порядка 300тыс. руб. Собак возить рейсовым самолетом крайне дорого. Опять же уверенности в том, что собаки в незнакомой местности не забудут русско-индейский диалект, никакой нет. А тренировки за 300тыс для меня лично пока дороговаты.

Куда можно доехать на машине? И тут всплыл Байкал. Всего 1тонна соляры - и можно бегать в красивом месте. Говорят, напоминает арктические льды, безусловно, красив и уникален. А если что не так, то все же не Таймыр, люди попадаются…

Решено: Байкал. Начал читать в интернете – жуть берет. Трещины, промоины, пропарины, мороз, ветер трактора уносит и все такое. Но, доехать просто. Туда – обратно – 10дней. Упряжка с полутора кратным стартовым перегрузом от своего веса сможет везти человека и корм на 20-25дней. Итого имеем поход на 1месяц тысяч за 50. Явно дешевле Тайланда. Решено, зову друзей помогать делать новые сани.

Снаряжение

Собачья упряжь.

Поскольку полипропиленовый потяг собаки грызут с удовольствием, не смотря на воспитательную работу, а всякие извращения вроде троса внутри - суть попса, то центральный потяг был сделан из цельного куска нержавеющего троса 4мм. Все остальное- полипропилен: до постромок собаки не дотягиваются. «Шейники» сперва сделали из того же троса, но после того, как пара из них вышла из строя (переломился трос в месте фиксации к основному потягу), их заменили обычными веревочками – дело житейское. Шлейки старые, таймырские.

Растяжка.

В прошлом году мы намаялись с тросом, который рвался. Однако, вес цепи на 8 собак более 5кг. Решил цепь взять для городов, а на лед сделал растяжку из цельного в 4мм троса. И оказался прав. Когда рядом нет чужих собак и кошек, а позади трудовые 60км, никто никуда не прыгает, трос не рвет.

Сани для собак.

Из опыта Таймыра было решено увеличить ширину полозьев до 7-8см. Также увеличили длину и ширину саней в расчете на балок. Попытка сохранить при этом вес в 35-40кг привела к тому, что после новогодних испытаний на Волге сани пришлось делать снова. К моему ужасу весить они стали 60кг, а в комплекте с мачтой и парусом – 75кг. Мачта, правда, служила и для удлинения саней на предмет преодоления ледовых трещин в одиночку. Интернетные рассказы о промоинах на Байкале навели на мысли приделать к саням еще и надувные пилоны вроде катамаранных. Слава богу, остановила нехватка времени и зашкаливающий вес. Поэтому шоу-программа оказалась урезанной.

Ширина полозьев увеличена Сани под парусом За комфорт платим весом

Прицепные сани.

Еще в прошлом году мы поняли, что размещать груз в нескольких прицепленных санях выгоднее, чем все складывать в основные, даже несмотря на большие заносы прицепа. Главное, как мы поняли в торосах на Байкале, чтобы прицепляемые сани привязывались через собственные амортизаторы. На одни сани у нас не хватило пружин, в результате они были существенно порезаны веревками при наездах на препятствия. Сани с амортизатором остались целы.

Балок.

В изначальном смысле «балок»- домик из шкур (позже брезента или фанеры) на больших оленьих нартах. Кто у кого перенял, русские у северных народов или наоборот – не известно. Ясно, что от слова «волок». В современном варианте - вагончик на полозьях, который тянут трактором (маленький снегоходом или машиной) до нужного места по зиме.

Я решил попробовать. Идея очень красивая, поскольку на постановку и снятие лагеря обычно тратится зимой порядка 2 часов. А в пургу, да еще одному - и вовсе не удобно. Результатом стала палатка-полубочка, установленная на санях. Очень удобно оказалось. Основной недостаток- парусность. Как побороть ее, придумали уже на Байкале, исправлять будем летом.

Балок долган Балок помоднее Наш балок на старте
Балки.

Кунг для пикапа.

До Байкала 5тыс. км. Собак и сани надо как-то везти. Идеи рождались на ходу.

Кунг мы с Русланом сделали из деревянных брусков. К раме автомобиля его прикрепили скрутками (мы же бывшие туристы-водники). Стенки обшили ОСП как самым дешевым и простым материалом.

Больше всего опасались, что оторвутся сани. Первоначальный вариант их крепления на крыше выглядел как кепка Мимино. Неделя пробной езды по Казани заставила нас купить железный багажник, развернуть сани на 180 градусов и сделать на крыше кунга дополнительные фиксаторы. Для веселья мы украсили наш пикап рекламой себя и друзей.

Надо сказать, что езда с деревянным кунгом и четырехметровыми санями на крыше была самой приятной в моей жизни: дорогу нам уступали все, от фур до чиновников, даже у «гаишников» рука на нас не поднималась.

Дорогу нам уступали Скрутка надежнее всего А могла быть и Ваша реклама

Второй участник.

Ходить одному, конечно, «круто» и абсолютно не конфликтно. Но страшно. Особенно первый раз, особенно по льду, который с трещинами и промоинами. Родня капает на мозг, друзья успокаивают и обещают позаботиться о моей семье, «если что». Одним словом, нервозно немного.

И вот, как в анекдоте, умом-то я понимаю, что 8 собак - это один человек, а сам тихонько обзваниваю дружков, ищу лыжника или кайтера завалящего в попутчики. Дошел даже до девочек - «хасятниц». Пытался собак в аренду взять, предлагал самим идти, обещая научить их ставить палатки и готовить на паяльной лампе. Но «хасятницы» собак своих не дали по причине того, что мы, дескать, грубо их хватаем, когда запрягаем, и еще матом ругаем. А к мату, как известно, собака привыкает быстро и без него уже бежать не может, что шокирует зрителей на соревнованиях. Любительницы «хаски-форума» остались на диванах читать Джека Лондона, а я приуныл.

Последним, кому я позвонил, был Андрюша Козлов. Я ему сразу сказал, что звоню из вежливости, поскольку у него ребенку года нет и работы полно, значит, не пойдет. И вдруг Андрюша заявляет, что работа не волк, а до дня рождения ребенка мы должны успеть. И ехать на буксире на лыжах или коньках он согласный, поскольку Байкал – это красиво. И нас, к радости родственников и грусти собак, стало двое…

Дмитрий Мурзин Андрей Козлов Теперь нас двое

Автопробег.

Стартовали мы из Казани 1 марта. Само по себе авто путешествие через половину Сибири - довольно интересная штука.

Проветриваем клетки Ночные города Весна на трассе

Относительно собак. Везли своих 8 собак по 2 в стандартной клетке. Выгул два раза в сутки с одним кормлением половинной дозой от нормы. Все собаки доехали без проблем. В форму вошли окончательно на 3 день после старта. Для более быстрого набора формы сразу по прибытии к месту старта собакам были сделаны по две инъекции гемобаланса с интервалом в сутки. Пока собирали и пробовали сани на Малом Море (жили в домике на базе у мыса Уюга, где оставляли машину), собаки получали примерно на 25% увеличенный рацион.

Байкал. Малое Море.

Малым Морем местное население именует часть Байкала, отделенную от остального озера островом Ольхон. Эта часть, действительно, отличается от прочего северного Байкала, особенно после полуострова Святой Нос. Практически по всему Малому Морю мы встретили голый лед с редкими переметами плотного снега.

Прибыли мы к Уюге вечером 6 марта. Утром 7-го собрали сани, поставили на них балок и поехали на экскурсию к ближайшим островам. На одном из них имеется буддистская ступа – решили посмотреть.

Байкал, мыс Уюга Буддистская ступа над Байкалом На островах Малого Моря

Самое поразительное на Байкале – лед. Первое время просто жутко на него вставать. Под ногами черная бездна. Хорошо, если есть трещины, и можно сообразить по ним, что толщина льда не меньше метра. Говорят, местные собаки на голый лед не выходят, бегают по берегу. Наши тоже сперва упирались всеми четырьмя лапами, скулили и завывали. Лапы у них разъезжаются, то одна, то другая собака поскальзывается и валится на бок. Особенно тяжело пришлось длинноногой Сире: просто корова на льду. Еще и мычит от избытка эмоций.

Андрей уговаривает собак выйти на лёд Трещины над Байкальской бездной Собакам лёд не нравится

МЧС, куда мы пришли отметиться, пугало нас всячески. Что возле островов и мысов открытая вода, что регулярно кто-то проваливается… Работа у них такая. Но нам первое время было жутко. Лед на Байкале шумит постоянно. Трещит, шелестит, под ним что-то булькает и ухает…

Собаки первый день норовили при каждой остановке забраться всей толпой на самый крошечный островок снега, пялились с него во все стороны в черноту льда и отказывались двигаться. Лишь взятие «под уздцы» и привычные в таких случаях выражения одного из каюров немного их успокаивали. Поведение собак нагоняло страху и на нас…

Гроты и лёд Байкала Собаки боятся уходить с надува На льду Байкала лучше лежать

Первые «покатушки» до ступы и обратно получились всего километров на 10, но помнятся очень ярко. В предпраздничный день на озере было полно рыбаков и отдыхающих на авто.

Метровый лед держит любую машину, но мы заметили, что большая часть водителей трусит не меньше нашего. Рыбаки не в счет, эти гоняют по 60км/ч. Каждый второй, завидев наш экипаж под черным флагом, подъезжал и фотографировал. Оказывается, на собаках мы тут если не первые, то уж из редких точно. Совершенно случайно встретили на льду консультировавшего нас по электронке Леонида Стрелюка из Иркутска. («Снежный барс», приятнейшая личность). Вечером уложили в сани основной груз и оставили их у берега, закрепивши ледобуром. Замечу, что хороший ледобур на Байкале - единственно необходимое средство крепления любого имущества, поскольку даже слабый ветер способен унести все что угодно навсегда.

Наш лагерь на льду Байкала На ночь все крепим ледобуром Собаки ночуют на снегу

Собачью растяжку, разумеется, тоже крепили к ледобурам. Для душевного собачьего спокойствия на ночь, да и просто отдохнуть, останавливали их на снеговых надувах. Сами стояли на голом льду: все же он толще, как нам сказали.

В первую ночь собак растянули вдоль старой трещины, заполненной снегом, но не удержались, позвонили местному «ледовому капитану» (проводка на коммерческой основе машин с «чайниками» по льду) проконсультироваться про трещину. Ответ не сильно утешил. «Оцените, говорит, если будет землетрясение, лопнет ваша трещина, или нет». В голове всплыли кадры из детства про землетрясение в Ташкенте. Мы решили, что если тряхнет хорошо, то лопнет все, и собаки нам уже не понадобятся, поэтому решили оставить их как есть. Пусть хоть снега поедят перед катастрофой. Утром собаки оказались на месте. Землетрясение прошло стороной.

Утро, землетрясение миновало К 9 часам потеплеет В рабочий полдень

Рыбалка на Байкале.

Март на Байкале - разгар весенней рыбалки. Любители рыбной ловли образуют на льду целые колонии-поселения из машин, балков, палаток и т.п. Постоянно действующие колонии рыбаков в прикормленных местах на Байкале именуют почему-то «камчатками». Думаю, именно им озеро обязано хорошей кормовой базой для омуля: за выходные десятки килограммов «бормаша» (мелкое членистоногое, по-нашему «горбунец») спускаются под лед в качестве приманки. «Бормашем» местные называют вообще все виды водоплавающих байкальских членистоногих: и тех, которых ест рыба, и тех, которые рыбу едят.

Мы к «камчаткам» не подъезжали, поскольку для собак там слишком много соблазнов, зато одиночные балки профессиональных рыбаков, добывающих омуля сетями, служили нам на Малом Море хорошими ориентирами. Рыбаки - народ по большей части душевный и общительный. Показали нам и как сети ставятся, и как рыба выбирается, и какие креветки бывают. Разумеется, первый вопрос у них был: «Рыбы возьмете?». Поэтому уху либо строганину из омуля мы ели постоянно.

Ночуем возле рыбаков Строганина из омуля Рыбацкий балок на Байкале

В сети попадается кроме омуля большое количество ершеобразных бычков, которыми, сваривши, кормят на Ольхоне и собак, и коров, и прочую скотину. Знаменитая живородящая рыба голомянка, которой в Байкале по массе больше, чем омуля, попадается в сети редко, поскольку косяков не образует. На вкус мороженая голомянка напоминает сало. Собственно она наполовину и состоит из жира. Вкусная.

Балок рыбаков - это металлический каркас с полозьями, на который накидывается брезент и ставится печка. Без балка с печкой выбирать рыбу из сетей невозможно.

Для интересующихся сообщу, что лед этой весной на Малом Море был стандартной толщины от 0,8 до 1,2м. Омуля ольхонский рыбозавод принимал по 40р/кг, частники скупали по 80р/кг. В магазинах Еланцов (ближайший райцентр), соответственно малосольный стоил 110р, вяленый 280р, копченый 300р за килограмм. Отходы рыбозавода продавались по 5р/кг.

Собаки и люди на льду.

Как было сказано, лед для собак был не меньшим удивлением, чем для нас. Лапы скользят, сани даже при легком боковом ветерке уже идут юзом (каюрам приходится притормаживать либо просто подошвой, либо тормозом). Однако, если разбежались ровненько, то все вроде не так плохо, поскольку и у основных саней, и у дополнительных трение скольжения на таком льду стремится к нулю.

Байкальский лёд. Фото 1 Байкальский лёд. Фото 2 Байкальский лёд. Фото 3

Это малое трение здорово нас выручило на первом этапе, поскольку перегруз относительно расчетных 250кг составил не меньше 130кг, считая каюров. Каюр, конечно, где надо подталкивает, где надо, семенит рядом с санями, но по большей части все же едет, поскольку идти рядом с санями успевает только когда собаки очень устали. Откуда набирается этот лишний вес в наших экспедициях - для меня вечная загадка.

Изначально предполагалось, что один человек поедет на буксире на лыжах или коньках. Увы, на байкальском льду лыжи бесполезны, а на коньках через каждый надув приходится перебегать, едва разогнавшись, что крайне утомительно. Про торосы и говорить нечего. Поэтому коньки через 5 дней оставили в закладке вместе с канистрой керосина. Лыжи честно проехали с нами все 600км, придавая нам солидности.

Коньки опробовали в первый же день Куда столько грузят ?! Наш грузовой прицеп

Вообще, даже на самом гладком льду от собачьих лап видны следы. А стоит собаке чуть постоять, так появляется прямо проталина. Не понятно, помогает ли это сцеплению со льдом или нет. А вот коротко постриженные когти, похоже, лучше, чем длинные: цепляться за лед ими все равно не получится, а всякие вывихи и подвывихи пальцев вполне вероятны.

Сперва мы катили по довольно ровной местности, не считая участков вмороженного с осени битого льда. Удавалось разгонять собак аж до 12-13км/ч, что для нас умопомрачительно. Особенно нравились участки, где пятна надувов чередовались с участками голого льда не меньше 3-4 длин саней. При этом собаки, по очереди толкаясь от снега, разгоняли сани по гладкой части. Когда на снег выскакивали сани, а вся упряжка пробуксовывала на льду, каюры спрыгивали с саней и толкали их по снегу. Получалось довольно дружно.

На снегу - толкаем Следы на льду Байкала! Опять закусывают

На третий день где-то на траверзе северной оконечности Ольхона мы встретили свои первые трещины и поля торошения. Правда, к этому времени собаки уже управлялись без особых проблем. Мы не только поворачивали вправо и влево, но могли принимать «правее» или «левее». Что позволяло выводить упряжку к нужному месту в гряде торосов с точностью до 2-3м. После этого упряжку останавливали, и один человек шел смотреть проход, а если надо, ногой разбивал торчащие льдины.

Разумеется, серьезные торосы более 1 м просто обходили.

Трещины сперва были небольшие, но мы очень осторожничали, перед каждой выходили смотреть. Потом дело пошло быстрее.

Наши первые торосы И что дальше ? Лёгкие торосы

Километров за 10 до Ушканьих островов мы все же вынуждены были из-за торосов поджаться к западному берегу. Вообще, самые неприятные из торосов на Байкале для нас были свежие, выжатые вновь образованными трещинами, либо мощные сплошные поля торошения вблизи мысов. Те же, что образовались вдали от берега при замерзании в начале зимы, как правило, проходились довольно просто, хоть и небыстро. По большому счету, мы не встретили ничего такого, что нельзя было бы перелезть или обойти с разумной потерей времени.

Торосы у мыса Заворотный Бывают такие И такие

Трещин, торосов и всяких ледяных причуд на Байкале множество. Им посвящены сотни альбомов и более профессиональных, чем мы, фотографов.

Возле мыса Южный Кедровый поджались к берегу и сделали дневку. Собаки наслаждались солнцем и бездельем, мы же обилием дров. Когда привыкаешь жить на льду с паяльной лампой, наличие костра кажется небывалой роскошью: море горячей воды и есть можно не стоя, а сидя на бревне.

Дневка у Южного Кедрового Там же Там же

Больше всего мы опасались за потертости на подушках собачьих лап, поскольку шли с явным перегрузом. У половины собак к этому моменту потертости обнаружились, но выглядели стабильно. Мы надеялись, что отдых и постоянное уменьшение веса саней не дадут потертостям увеличиваться.

Тем не менее, на Кедровом мы оставили около 20кг в закладку. Прежде всего, керосин и человечью еду.

Наша с собаками еда.

Людской походный рацион немного корректируется с каждым походом. Что-то оказывается не востребованным (В этот раз шикарное оливковое масло, сразу замерзшее так, что мы даже не пытались его разогревать и впоследствии подарили хорошим людям Андрею и Свете из Северобайкальска, живущим в своем УАЗике на льду по выходным дням.). Тем не менее, основа здорового питания неизменна: овес, гречка, вермишель + сублимированное мясо, сахар, сало, шоколад. Остальное – приятные мелочи жизни вроде хорошего кофе или схваченной в последнем магазине сгущенки. Для нас они погоды не делают, хотя, вероятно, собаки думают по-другому. Но мы с собаками не советуемся обычно. В этот раз, благодаря обилию рыбаков, на обед у нас почти всегда была еще и строганина из омуля.

Готовим мы давно на паяльной лампе. Котелок в специальном кожухе и лампа ставятся в кухонный ящик (Отдельное спасибо Руслану Акбирову.), сверху стеклоткань - вот и все. В этот раз мы могли позволить себе заливать в паяльную лампу петролейку (40-70), а не мерзкий бензин с заправки, поэтому чистить форсунку приходилось один раз перед запуском. Чего и всем искренне желаем. В кухню, кстати, очень удачно вписался собачий снежный якорь – единственное разумное ему применение на льду.

Перекус на льду Собачий якорь незаменим Время ужина

Собакам в этот раз еды хватало при любом раскладе, поскольку изначально мы взяли им корма на 20 дней. Как минули 10дней - повернули обратно.

Половина собак питалась своим обычным сухим кормом, другая – кормом «Kennels` Favourite high power», выданным нам бесплатно казанским дистрибьютором. Количество его пришлось увеличить в 1,5 раза от рекомендованного. В физическом состоянии собак разницы особой не заметили. По приезду в Казань сделали контрольный анализ крови – пусть разбираются специалисты.

Как и на Таймыре, пытались прикармливать собак в обед 30-50г рыбьего жира, однако на 6 день утром у Джипси обнаружил рвотные массы с желчью и следами крови. Разбираться не стал, рыбий жир отменили всем. После этого собакам перепадали лишь остатки строганины, да иногда сало, но скорее в виде морального поощрения.

Реклама кормильца До ужина ведем себя тихо Не дразните собак

Воду в корм добавляли при каждой возможности (получалось в среднем через раз), поскольку рыхлого снега нет, а с надувов на ходу много не ухватишь (Собаки постоянно обдирали об них в кровь десна и носы.)

К еде же следует отнести и вопрос собачьего дерьма (простите). Едят они его у нас, как и советовал Карлсон, «регулярно, часто и много». В экспедиции особенно. Абсолютно все, и независимо от вида корма. В стае попадаются, конечно, особые любители вроде Луны или Сиры, но балуются все без исключения. Поражает, что на ходу вся упряжка дружно обегает валящееся из впереди идущей собаки сокровище, зато на растяжке тырят друг у друга, а пред отправлением вообще судорожно начинают догрызать все, что лежит. Оно понятно: на это место уже не вернемся, чего добро оставлять?

В конечном итоге мы расслабились и решили, что о вкусах не спорят. Домашний той терьер, вероятно, тоже бы лакомился этим десертом, но его просто уводят с прогулки. Если кто-нибудь попробует оставить своего той терьера во дворе на растяжке на ночь, напишите нам, пожалуйста, о результатах эксперимента. Думаю, и возле него все будет чисто.

Кажется, что-то еще осталось. Самой не хватает! Наш эксперимент. На утро все чисто.

Мыс Котельниковский.

Как ни странно, после дневки собаки не побежали заметно быстрее. Возможно, одного дня для восстановления им недостаточно, а, может, снегу стало больше. Тем не менее, свои 50 км по прямой или 60 км по кривой мы делали.

Подходя к Котельниковскому (по-местному «Котелки») мы ожидали увидеть клубы пара от 80-ти градусной воды, вливающейся в Байкал и причудливые минеральные отложения вроде источников Жойгана. Ничего подобного там нет. Есть несколько луж возле берега с температурой +15 - +20 градусов у дороги. Есть небольшой дорогой санаторий «Бамтоннельстроя», качающий термальные воды из скважины. По нашим меркам скучновато. Впечатления скрасило интересное и душевное общение с Сергеем Березовским, заступившим на смену администратором заведения. Человек он увлеченный Байкалом и отзывчивый. Позже старый охотник Петрович, к которому мы заглянули на чай, дал понять, что мы идиоты, поскольку то, что выглядело как строительные развалины у забора санатория, было бесплатной старой купелью. Можно было бы и помыться.

Поселились мы в обжитой туристами избе, что в 100м от санатория. Граница (как мы ее поняли) туристских владений была обозначена полосатым столбом, который досталось охранять Рыжему.

Единственный формальный повод для пребывания в тепле санатория был бар. Там мы и отогревались целый день, периодически посещая теплый сортир. Вспомнился В.В. Маяковский, бичевавший любителей оргий и теплых клозетов. Мы поняли, что мы тоже любим теплые клозеты и, вероятно, оргии… Но в баре из еды был лишь молочный коктейль, ( Ужины и обеды полагаются только отдыхающим, купить отдельно нельзя) поэтому вечером мы отправились есть овсянку к своим собакам.

Маяк на мысу. Служба идет... Пурга на Котельниковском.

Дневка на Котельниковском сопровождалась сильной низовой пургой, но мы-то были в избе! Правда, заметно похолодало.

В обратный путь.

По дороге рядом с нашей избой ездили всякие машины с рыбаками и отдыхающими. Возле нас, разумеется, притормаживали все. Ездовых собак тут не припоминали. И вот в одной из машин мы признали УАЗик, уже встречавшийся нам перед мысом Заворотный. Мы и в молодые-то годы считали, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти (Это, кстати, привело нас к собачьей упряжке!).

Все через того же «ледового капитана» Александра мы связались с хозяином машины Андреем, обещавшим подбросить нас «сколько-нибудь» через пару дней.

От такой перспективы собаки получили увеличенный паек, а мы спокойно двинулись вдоль берега.

Дорога домой. Никуда не пойду. Выбрались из торосов.

Первая ночь на пути домой выдалась самой холодной. Температура накануне в ближайшем к нам Северобайкальске была -290С, о чем нам сообщили в санатории. На следующие сутки ветер стих, мороз усилился.

Спали мы по отдельности: Андрюша в палатке, я же испытывал балок на санях. У каждого по два спальника. К утру внешний обмерзает и днем вывешивается на санях для просушки вместе с тонкими носками предыдущего дня. (У нас сложная система поддержания ног в тепле при помощи мусорных пакетов и носков. Очень эффективно, хотя и пахнет. В городской жизни не понадобится, поэтому опускаем.)

Температуру на градуснике мы изредка смотрели перед снятием лагеря часов в 9 утра. Ночью же термометром работала самая крупная наша сука - Сира. Было замечено, что ниже -25С она начинает тихо поскуливать.

Перед рассветом той ночи после Котелков Сира скулила не переставая. Меня преследовали навязчивые идеи использовать пару собак в качестве грелок. Наконец я не выдержал и решил вставать. Оказалось, что Андрей уже возится с костром…

На Байкале не жарко. Теплее. Туман уже поднимается.

По мере продвижения на юг стало теплее, а на входе в Малое Море мы почувствовали весну: всю ночь дул теплый юго-западный ветер. Впервые иней не сыпался мне на лицо с полога палатки.

Обратный путь вдоль берега был украшен свежими прибрежными трещинами и различными береговыми красотами в виде скал, гротов, наледей на речках и т.п., которых мы не видели, пока двигались на север вдали от береговой линии.

А вот и свежая трещина. Береговые красоты. Береговые красоты.

Визит в первую же понравившуюся нам избу на мысе Черемшанный подарил встречу с Петровичем – замечательным дедом, охотником-профессионалом, ныне пенсионером, большую часть жизнь прожившим в тайге на Байкале. Снявши пробу с самогона Петровича, мы уже пошли было с ним топить баню, но тут появился УАЗик. Это отличные ребята из Северобайкальска Андрей и Света приехали подкинуть нас «по пути».

Вещи и меня загрузили в кунг машины, собак запихали в мой балок, Андрей пристроился на место каюра, чтобы притормаживать. Потом мы летели со скоростью 40км/ч. Андрей и собаки были по-детски счастливы, а я убедился, что профиль для санных полозьев выбран удачно, хотя и тяжеловат. Поскольку сани водителю были видны плохо, то в случае нужды остановиться, я высовывал наш черный флаг в открытую дверь кунга и махал им во все стороны.

Решетки - от медведей. Наш спаситель Андрей с флагом КЭ. На прицепе ехать холодно.

Замечу, что каждый второй встречный интересовался, почему у нас черный «пиратский» флаг. Причин много. Одна из аполитичных – черный цвет на белом снегу заметнее. Кстати, общему мнению о цвете пиратского флага мы обязаны исключительно художественной литературе.

Разумеется, вечером никуда наши новые знакомые не поехали, душевно проведя его с нами.

Далее на маршруте нового было мало, не считая трех свежих трещин с нажимами и водой, которые образовались за время нашего отсутствия в Малом Море.

Одна из трещин. Ледяные кристаллы. Остановка.

Вдвоем переходить эти трещины не очень сложно, хотя внешний вид их всегда смущает. Двигаясь вдоль трещины, находим место, где она сомкнута, а наша сторона выше противоположной. Подгоняем туда сани, собираем собак в кучу, стараясь не дать им запутать упряжь. Затем один человек с воплями перетаскивает первую упирающуюся пару на противоположную сторону трещины. С остальными проще. Далее вся упряжка расправляется на льду, второй человек разгоняет нарты, а первый собак. И все. Немного намочив лапы и ноги, мы оказываемся на той стороне. Рыбакам на машинах куда сложнее.

Уже в предпоследний день Кас на ровном месте потянул связки передней лапы. После не очень удачных попыток привязать его в санях, он был засунут в мешок от сапог и в таком виде, потявкивая на неровном льду и при заносах, проехал остаток пути.

Транспортировка раненого. Можно и так. Снова мыс Хобой.

Обратно. Итоги.

Из Иркутска мы двигались не спеша, получая удовольствие от посещения музеев и интересных мест. Думаю, только с таким настроением и можно путешествовать на автомобиле по 5-7дней. Обратная дорога запомнилась посещением замечательного центра ездовых собак в Листвянке (Олег Тюрюмин и Наталья Бушина, с которыми мы были до этого знакомы только по переписке.).

В Байкальском центре ездовых собак. В Байкальском центре ездовых собак. В Байкальском центре ездовых собак.

Побывали в Тальцах и в музее А.В. Колчака в СИЗО Иркутска.

Музей СИЗО №1 г. Иркутска.
Камера А.В.Колчака
Там же Памятник А.В.Колчаку

Омрачил впечатление все тот же Кас, траванувшийся по моей глупости. От Красноярска до Кургана из него лилось, как из ведра в обе стороны. Боялись, что помрет, но благодаря капельницам и голоду - обошлось. Зато мы поняли, что такое собачий энтерит в дороге. Выручало наличие клетки и кузов пикапа.

Всего на льду Байкала мы провели 14дней. Прошли порядка 600км. Мероприятие получилось ярким и удачным. Везло с погодой и с людьми. Уже к середине похода мы имели очень хорошо выезженную упряжку, с которой можно было двигаться по любой траектории. Стало понятным, какие очередные изменения в снаряжении следует сделать к следующему сезону.

«Схема маршрута»

Для подобных путешествий, на наш взгляд, оптимально двигаться двумя упряжками по 8-10 собак. Это позволит иметь запас хода на 25-30 дней.

Главным ограничивающим фактором для расширения географии походов на собаках по-прежнему остается стоимость доставки собак самолетом.

Желающим ближе познакомиться с собачьей упряжкой и зимним Байкалом, очень рекомендуем центр ездового спорта в Листвянке: удивительно приятные люди и профессиональный подход к делу. Их сайты www.baikalexp.ru или http://baikalsled.blogspot.com

Спасибо всем хорошим людям, встречавшимся нам на льду и в дороге. Особая благодарность Петровичу, Наталье Бушиной, Леониду Стрелюку, Андрею и Свете Мосягиным, Сергею Березовскому. Тем, кто решит посетить Байкал летом, можем дать контакты людей, которые помогут с транспортом, катерами и копченым омулем. Писать на dima@a-book.ru.

Отдельное признание в любви и благодарность нашему штабу в Казани, роль которого в этот раз играл Руслан Акбиров. Он же, вероятно, чтобы не заниматься нашим спасением, потратил массу своего времени и сил на изготовление саней, кунга и прочего необходимого снаряжения в период подготовки путешествия в Казани. (Кстати, флаг «Казанской экспедиции» - его дизайн.)

Всем удачи.