Мы в контакте

От Норильска до Хатанги, или по морю Лаптевых на катамаране.

Часть вторая.
Нижняя Таймыра – Гольцовая.

Восемь лет назад здесь начиналась наша первая экспедиция на Таймыр. Теперь мы шли по знакомым местам. Узнавали свои прошлые стоянки, удивлялись, как много мы прошлый раз упустили и как сильно зависит восприятие местности от погоды, настроений в коллективе и т.д.

Впервые на Таймыре. Архив 2008.

Если прошлый раз мы пролетели Н.Таймыру за сутки с чумными головами и в полусне, то теперь мы шли не спеша по одному из красивейших участков всего маршрута от залива Нестора Кулика до Траутфеттера.

Ловили жирных ленивых чиров, заходили во все брошенные избушки, любовались скалами, пугали овцебыков. Все нам было любопытно. Мы не спешили, с грустью понимая, что вряд ли еще когда-нибудь увидим эти красоты.

Последние рыботочки на Н. Таймыре.

На Н. Таймыре у мотора первый раз поменяли винт и масло.

По случаю высокой воды заплыли в пещеру Миддендорфа. С прошлого года внутри нее установлена мемориальная доска. Это заслуга наших друзей из «Полярной экспедиционной компании» и, в частности, Вани Калмыкова. Он организовал и оплатил экспедицию на Таймыр, посвященную 200-летию со дня рождения ученого http://polar-ec.ru/expmiddendorf.

Каньоны Н. Таймыры.

Если кто-то из туристов соберется в эти места, прихватите немного эпоксидного герметика или клея, либо просто цемента, если позволит вес. Доску хорошо бы немного укрепить: там достаточно рыхлая горная порода. И история Вас не забудет!

Пещера Миддендорфа.

Уровень воды в Траутфеттере был достаточно высок, чтобы не цепляться за мели между островами в устье. А гольцы здесь всегда были очень голодные: мы за 15 мин вытащили «закидушкой» три хвоста и успокоились. Далее почти всегда останавливались на местах наших стоянок 2008г. Фотографировали для друзей «как выглядит через 8 лет» …

Траутфеттер. Знакомые места.

На Траутфеттере в изобилии встречались стада овцебыков, убегавших при нашем приближении. Казарки не попадались вовсе.
Снежники по берегам были гораздо больше, чем в прошлый раз. Скорость течения на подходе к Коралловой доходила до 5-7 км/ч. Эффективная скорость судна не падала ниже 4,5 км/ч.

7 июля температура опустилась до -2 и держалась так пару дней. Временами ветер приносил снежные заряды. Нас это не сильно смущало, хотя мы и отмечали небольшое снижение уровня воды.

В устье Коралловой.

Помня 10км пешего волока с Коралловой на Заозерную, мы закладывали на него не менее 5-7 дней, хотя и надеялись частично использовать небольшой ручей, вытекающий из цепи маленьких болотистых озер на водоразделе.

Поскольку вода падала, мы торопились посмотреть на ручей. И наша спешка оказалась не напрасной. Правда, мне пришлось идти пешком, а Руслан больше прыгал с кочек на катамаран и обратно, чем ехал. Но все же это было движение под мотором, а не пешком!

По ручью на Заозерную.

Перед первым озером пришлось снять рюкзаки и провести катамаран «на усах».

Глубина озера оказалась не больше 50см, но мы были несказанно счастливы тому, что плывем.

Все берега и воды загажены гусями. Впечатление такое, будто берег и состоит из тысячелетних отложений помета и перьев. Никакой рыбы тут быть просто не может.

Гусиный край.

Мы снова почувствовали дыхание вечности, ибо великие стада гусей жили и гадили здесь задолго до появления человека. На дне сразу под «няшей» из помета и торфа – вечная мерзлота.

Следующий день двигались просто: перетаскиваем вещи и катамаран на очередное озерко, грузимся, переезжаем, снова разгружаем и тащим. Самая короткая перемычка перед последним озером была 15м. Затем 300м тундры - и мы на берегу Заозерной. Уложились в 1,5 дня!

Супер!

На радостях решили присвоить славу «первооткрывателя» волока Руслану, т.к. только его сноровкой и упорством мы проехали первый ручей под мотором. Я же вспомнил и «закрепил» за собой волок на В.Таймыру, ибо нашел его самостоятельно на спутниковых снимках и опробовал в разную воду. Теперь можно было с уверенностью говорить о реальности заброски к морю через эти два волока с любым разумным грузом. Кажется, даже выпили по этому случаю.

Оставался пока неясным переход на реку Фаддея. Вопросов было много: подниматься по р. Жданова или по Тихой? Вскрылись ли озера в горах? Хватит ли бензина? И т.д.

Заозерная удивила нас низким уровнем воды и отсутствием рыбы. А когда впали в Ленинградскую, то и вовсе загрустили: не река, а сплошные галечные отмели. Встали сразу после устья Заозерной, где и в 2008-м.

Лагерь на Ленинградской.

Погода, однако, была прекрасная, гольца вволю. Мы решили, что обязательно сделаем здесь дневку. А если будет погода, то и баню.
В нашей команде я играл роль занудного старого перестраховщика, что для простоты, хоть и не совсем верно, именовалось «паранойей». Я стремился вытащить катамаран повыше, привязать груз лишней утяжкой и т.п. На это у меня уходила куча времени, а главное, таскать приходилось и Руслану. Он у нас играл роль ускорителя-фаталиста, считая, что если чему суждено потеряться, то это судьба.

И вот, на Ленинградской, наконец, небеса встали на сторону старика! Вечером я настоял на очередном вытаскивании судна «повыше» и под измывательства Руслана забил штырь для чалки почти на самый верх берегового склона.

Олени, рыба, цветочки…

«Ты старый параноик! Если вода поднимется до катамарана, я один в трусах вылезу его поднимать среди ночи!» - заявил Руслан, залезая в спальник.

Около четырех утра я разбудил его словами: «Ну, беги, он плывет!».

Надо отдать другу должное, он так и вылез: в сапогах и трусах.

С тех пор и до конца похода катамаран вытаскивался безропотно и даже с избытком. А по поводу привязывания судна хоть на три веревки никаких шуток не отпускалось. Кстати сказать, на море это нам помогало. Ибо плавал катамаран на привязи еще не раз…

В нашем лагере.

Мы так и не поняли, что стало причиной поднятия в Ленинградке воды не менее чем на 1м за ночь. Глобальных погодных изменений мы не наблюдали. Сперва решили, что сказалось повышение температуры на 10-15 градусов, но сразу после подъема вода начала медленно падать. На горизонте мы наблюдали облака с дождем (у нас его было исчезающе мало). Поэтому решили, что где-то в верховьях погода более дождливая. Но скорее всего, имели место оба фактора.

К вечеру вдруг притих ветер (на пару часов, как оказалось). И тут Руслана посетила великолепная мысль: «Зачем делать полноценную баню, на которую уходит день, требуется уйма дров и возни, когда каждому из нас нужно 4 литра воды, ледянки и отсутствие ветра?!».

Выключили ветер. Всем мыться!

Через 15 минут работали обе горелки, а первый счастливчик макал голову в ледянки на берегу. Весь процесс помывки занял около 50 минут. Этому способствовала довольно низкая вечерняя температура. Еще через 40 минут «включили» ветер. Но мы уже «проскочили», и были счастливы…

Как только попадаешь в бассейн Ленинградки, замечаешь, что климатические условия здесь уже другие. Сказывается близость к морю, наверно. Это уже Север.

На Ленинградской имеется несколько участков с очень живописными обрывами и скалами выветривания. Поэтому места для остановок мы старались выбирать, в том числе, из эстетических соображений.

Красоты Ленинградки.

Все следы пребывания человека здесь связаны исключительно с геологами. Никаких зимовий здесь нет, что вполне понятно. Голец, эта самая универсальная по гастрономическим свойствам рыба, ловится на Ленинградской без особых усилий.

Помучались немного в песках возле устья Ждановой и встали на месте нашего лагеря 2008г, откуда уходили к «Рыбаку» и далее на Челюскин.

Здесь мы уже были…

Было решено, что для начала попробуем подняться по Ждановой. В плюсе у нее относительно р.Тихой большая ширина и глубина, единственный и прямой волок на р.Фаддея. В минусе - каньон и в два раза большая скорость течения.

У Тихой меньшая скорость, меньшая протяженность. В минусе мелководность и два (три) волока до Фаддея через озера…

Увы, потратив 25 литров бензина, мы не поднялись даже до каньона: скорость течения на подходах к нему была не меньше 12 км/ч. Катамаран в конечном итоге просто «встал». Большие улова и стремнины к тому же были очень небезопасны для груженого моторного катамарана. Но красивая речка!

Цветные обрывы Ждановой

Пришлось вернуться и начать подниматься по Тихой. Очень хорошо, что мы начали со Ждановой, иначе мы просто изругались бы на песках и перекатах этой речушки.

На Тихой, как и на многих небольших таймырских реках, не впадающих непосредственно в море, три выраженных участка. Устье песчаное, мелководное, с островами и перекатами. Средняя часть по типу «100м едем, тащим перекат, снова едем…» и верхняя, узкая, с течением, где идти под мотором все сложнее. Затем собственно волок через заболоченный исток.

Тихая - она и есть тихая.

Пока двигались по Тихой, нас не оставляло чувство близости «Рыбака» - самой северной из известных зон ГУЛАГа. Деятельность ее была связана с разведкой урана в середине прошлого века.

Мы побывали на ней в 2008-м https://www.youtube.com/watch?v=W2XEzqKEIpU&feature=youtu.be, и теперь она была для нас самой близкой из «аварийных» точек, где можно было надеяться найти крышу и старые консервы 90-х годов… Расстояние до «Рыбака» по прямой колебалось от 12 до 19км. Как следствие, нам постоянно встречались следы геологических партий 50-80-х годов: балки, разведочные скважины, траки, бочки, аккумуляторы и т.п.

Вокруг «Рыбака».

Воды на перекатах было очень мало, и она продолжала падать. Поэтому морально мы уже были готовы к тому, чтобы уйти по Гольцовой в залив Терезы Клавенес.

Мы понимали, что при этом сильно удлиним себе морскую часть, причем попадем значительно севернее намеченного залива Фаддея. Ледовая обстановка там может быть гораздо сложнее.

Решили смотреть воду после озера Трех Сестер и тогда решать. Нам, собственно, все равно пока было «туда»…

Волок на Трех Сестер прошел по накатанной схеме. Местность ровная, немного заболоченная. Здесь мы расстались с последней железной бочкой (минус 7кг).

Последний волок

Озеро очень живописное. Большая часть его была покрыта льдом. Но, видимо, мы вели себя хорошо: сперва ветер отжал лед от ближнего к нам берега, что позволило проплыть 2/3 и встать на достаточно пологом месте. На следующее утро ветер поменялся, и мы вышли из озера без всяких «ледяных волоков».

На озере еще лед.

Мы надеялись найти на озере что-то связанное с историей «Рыбака», поскольку он тут рядом, а озеро вполне могло использоваться для посадки гидросамолетов. Поэтому прямо от истока реки Сестер пошли осматривать северную часть озера (южную мы осмотрели накануне во время волока).

Но самолеты, если и садились здесь, то наследили не слишком.

Озеро Трех Сестер. Юг.

Сегодня на восточном берегу Трех Сестер имеются два старых домика «финского» типа: один у южного конца, другой у северного. Домики стоят на гораздо более старых венцах. При северном домике имеется бревенчатая баня из бревен. Там же следы скважины и сопутствующих ей работ. Все, разумеется, давно нежилое.

Из интересного в северном домике прекрасная чугунная «буржуйка» и формы для выпечки хлеба с завальцованными швами. Недалеко нашли самодельную деревянную рыбку - прообраз современных «воблеров».

Озеро Трех Сестер. Север.

В устьях ручьев стояли десятки гольцов. Спины их торчали из воды, как палки. Рыбалка тут не представляет никакого труда.

Гольцов от «Сестер» нам хватило до залива Симса.

Первоначальный вариант выхода в море предполагал подъем вверх по Гольцовой в озеро Бутылка и далее в реку Фаддея. Но по уровню воды мы поняли, что это вряд ли будет стоить потраченных усилий.

Останутся наши следы. Оз. Трех Сестер.

Место слияния реки Сестер с Гольцовой мы нашли только благодаря навигатору. Воды в последней было еще меньше, а дно обещало быть каменистым. В нашу воду этот вариант выглядел совсем уж «дохлым».

И мы с чистой совестью под рассуждения вроде: «Ну, ведь лед на море когда-то растает, еще только июль…» покатили вниз.

До самого выходного каньона Гольцовая оставалась хоть и широкой, то довольно мелководной рекой. За 30 км до устья ночевали на старой буровой (мы знали про нее от Вани Калмыкова и засняли для него нынешнее состояние объекта). Там есть 2-3 пригодных для «переночевать» балка.

Буровая в нижнем течении Гольцовой. Уже история.

Наутро начался дождь, перешедший в ливень с сильным ветром. В каньоне вода поднималась прямо на глазах, но серьезных препятствий в нем нет. Встали возле знакомой нам по 2008-му году бывшей базы геологов. Там остался один более - менее жилой балок (все нужное в этом году вывезли по снегу).

Разумеется, мы нашли здесь и солярку для капельной печки, и старые, но пригодные консервы.

На календаре было всего лишь 21 июля (В Казани мы планировали дойти до залива Фаддея 1- 10 августа).

Последний балок перед морем. Наша коптильня.

Делали баню, отдыхали, пережидали сильный северо-западный ветер, безуспешно пытались рыбачить…

Наконец, решились, и 24 июля вышли в залив.

Читать далее >>>