Мы в контакте

Мы на Facebook

К Путоранским горам на собаках часть вторая

Про собак.

Брать собак в аренду, разумеется, выгоднее, чем держать их круглый год. Если арендодатель проверенный, как было в нашем случае, то все собаки будут работать у любого каюра. Главная проблема будет в контакте с вожаками упряжки. Пока каюр объяснит, кто теперь здесь главный, пока собаки поймут, «что новый хозяин хочет», будет потрачено немало времени. Если есть альтернатива, никто этим заниматься не станет.

Руслан попробовал было поставить пару раз вперед Чибо или Грэя, как советовал Володя Радивилов, но толку было мало. Поэтому мы быстро плюнули на эксперименты и навсегда установили простой порядок: спереди идет наша упряжка в известном составе и порядке, за ней арендованные собаки, среди которых шла ротация с целью отдыха ближних к нартам собак. Может, это не справедливо в демократическом обществе, но эффективно в воинском подразделении.

Руслан доходчиво объясняет собакам, куда им бежать.

Не все клички арендованных собак были нами однозначно приписаны их владельцам: забирали мы их ночью, а Престо и Быстрого Володя сам путал (по возвращении выяснилось, что четырех из восьми собак мы перепутали-таки). Нам показалось, что Володины собаки и сами не слишком хорошо знали свои имена, поэтому кое-кому мы дали временные, а одного пса просто немного покрасили ветеринарным спреем для опознавания.
Итак, знакомимся:

Джипси Рыжий Бижар

Собаки первой упряжки в порядке их стандартного расположения: Джипси, Рыжий, Луна, Бижар, Волга, Кас, Сира, Иртыш.

Луна и Бижар Волга и Кас Иртыш и Чибо

Собаки второй упряжки : Макуся (по паспорту Глория), Румпель (он же Шнобель, он же Гоголь, он же Лермонтов), Чибо, Ленин (на самом деле Престо или Быстрый), Престо (на самом деле Ленин), Ласковый (на самом деле Престо или Быстрый) Гвоздик он же Бешеный и Грэй. Попробуйте не запутаться…

Макуся Ленин Грэй

Наиболее яркие собачьи личности:
Джипси. Стоит у нас всегда первой. Это оленегонная лайка, бегущая, скорее «вопреки», чем «благодаря». Ноги короткие, шерсть тонкая, но имеет хорошие мозги. На попытки поставить ее в середину для отдыха, крайне обижается, рвет вперед и устает еще больше.

В первой же паре - Рыжий. Умен, но не перетруждается. Визглив, и трус, поэтому прекрасно подходит на роль «мальчика для битья». Кто бы в первой паре не «накосячил», получает больше всех он. Остальные собаки, опасаясь за свою шкуру, сразу исправляются.

Волга. Сестра Джипси. Чужих людей избегает, к знакомым тянется. Ревнива. Считает себя «старшей женой» и норовит тихо подгрызть конкуренток.

Иртыш жалуется хозяину на грубость каюра и соседей по упряжке

Иртыш. Был взят щенком у Виктора Симонова в Карелии. Два месяца, пока мы ездили на Енисей, он провел в семье Руслана. Разнес квартиру, но получил хорошее воспитание и манеры, в том числе от кота Лелика. Очень оказался адекватный и рабочий пес. Любимая собака Руслана.

Макуся-Глория потому так и назвали, что копия Макуси (см. отчет прошлого года).

Румпель – весьма интересный тип, слегка меланхоличный. Любимое развлечение на отдыхе - подкидывать носом веревку шейника и ловить ее зубами. Горбат, что не смущает хозяина, поскольку имеет очень длинные ноги и напоминает борзую.

Румпель (Шнобель) и поводок

Ласковый и Ленин (здесь и далее походные клички) – самые работящие и адекватные собаки. Хоть и вислоухие и на хасок вовсе не похожие.
Чибо знакомый нам по Байкалу, за год сильно потерял в статусе. Грызли его все, кто мог. Мы списали это на кастрацию.

Погрызенный Чибо Ласковый Престо

Бешеный (Гвоздик) – молодой пес, самый слабый, со странной, вихляющей походкой. Хромать начал на третий день, в результате стал «крайним» в истории с песцом (см. выше). При этом работает «до упаду». Мы решили, что или из него выйдет чемпион через год, или его, вероятнее всего, выбракуют.

Про остальных по ходу.

Собачья жизнь. Кормление.

Это самое любимое для собак занятие. С него и начнем.
В этот раз с кормом нам помогла компания Hill's, за что ей большое спасибо.

Экспедиционный корм Дневная норма Наша машина с рекламой спонсора

До экспедиции наши собаки питались кормом другого, не менее достойного производителя. Но, поскольку нашим спонсором он не стал, то так и останется «обычным кормом»: кто девушку кормит, тот ее и танцует. «Радивиловские» собаки и вовсе сидели на «натуралке».

Следует сразу развеять мифы о том, «как трудно перевести собаку с одного корма на другой», о том, что «чем кормил заводчик маму, тем и надо кормить всю жизнь».

Корм Hill's нам привезли примерно за месяц до экспедиции. Растягивать переход на неделю мы не стали, а сразу начали мешать обычный корм с новым. Более того, в дни тренировок состав смеси смещался в сторону обычного (он более калорийный), в дни отдыха - в сторону Hill's.

Так и кормили весь месяц. Нам, честно говоря, это даже больше понравилось: никаких проблем со стулом, прекрасная шерсть и легко регулировать калорийность в зависимости от нагрузки. (Разумеется, используемые корма относятся к одному классу и имеют близкие нормы ввода.)

В дороге мы в этот раз обходились без голодной диеты, поскольку Володины собаки были довольно худы, а наши лишнего жира не имели. Для гонок это, возможно, неплохо, но перед экспедицией мы предпочитаем иметь слегка откормленных собак. Поэтому в «автопутешествии» наши получали примерно 350г вечером, а «радивиловские» 600г бриддерского Hill's с курицей, разделенных на 2 приема. Вес собак колебался от 16кг (Макуся) до 28кг (Иртыш). Корм получали все одинаково, независимо от веса.

Основной проблемой при использовании Hill's в экспедиции была его относительно низкая калорийность (около 380кКал/100г). Увеличить количество корма мы не могли: вес и так был максимальный. Поэтому поднимали калории жиром. В итоге дневной рацион собаки состоял из 500г полнорационного корма, 20-30г рыбьего и 50-70г говяжьего жира, добавлявшего еще 600-900кКал.

Дополнительные жиры Рыбный стол Вода поблизости - удача

В Волочанке мы взяли мешок (примерно 40кг) щуки и добавляли ее сверх прочего по 100-300г.

Жир и рыбу давали на длинном дневном отдыхе, либо вечером с основным кормом, если дневной отдых был менее часа.

Таким образом, общая калорийность рациона собаки была 2500-2800 кКал/день.

Количество жира на каждую собаку определялось опытным путем: увеличиваем, пока стул не разжижится. Через неделю мы уже знали кому подсунуть больше кусок жира, кому меньше. Рыбий жир везти и давать удобнее, но слабит он больше, нежели говяжий. Отсюда и соотношение.

Добавление рыбы никак не ухудшало стул. Позже случилось так (см. ниже), что несколько дней нам пришлось давать рыбу в значительных количествах, а пару дней просто кормить рыбой. Это также никак не повлияло на пищеварение собак. Что противоречит утверждению: «Нельзя одновременно давать «натуралку» и сухой корм».

Однако, на наш взгляд, те три дня, когда мы были вынуждены кормить собак только налимом и жиром (не меньше 1,5- 2кг налима на голову) собаки работали заметно хуже: даже по хорошей дороге бежали медленнее и быстрее уставали.

Макуся и Hill's Серия первая.

Однозначно можно утверждать, что использование полнорационных кормов высокого качества, к каковым относится и Hill's, в сочетании с животным жиром наиболее оптимально в условиях экспедиции по соотношению работа /кг корма.

Макуся и Hill's Серия вторая.

К сожалению, полноценно выпаивать собак у нас не получалось. Натопить снег на 16 собак не реально. Мы могли это сделать либо на дневке (когда это и так не критично), либо при наличии воды (вскрывшийся ручей, прорубь).

Вообще, в этом путешествии нам показалось, что корма собакам хватало. Т.е. съесть-то они могли и еще больше, но особо сильного истощения не наблюдалось. Было одно исключение - Макуся, но про нее ниже.

Макуся и Hill's Серия третья.

В горы.

До фактории Камень от Волочанки мы доехали в сумерках. Бывшая фактория расположена на высоком красивом берегу.

На пороге Путоран Первая ночевка в зимовье

Печка после наших провожатых была еще теплая. Дом, где мы остановились, был более просторным, но и более холодным из двух жилых. Нам это было без разницы, спальники у нас хорошие. Зато чистенько. Первая наша ночевка в зимовье.

Утром, выбрав более пологий спуск, мы на тормозах спустились на лед и двинулись по едва заметной старой снегоходке дальше.

Надо сказать, что от Камня характер реки сильно изменился. Она стала довольно узкой, берега преимущественно высоки и обрывисты. А, самое главное, перед нами начали открываться Путораны.

Характер реки изменился

По причине узости реки снег стал более рыхлым. На снегоходку мы просто молились и боялись думать, далеко ли она идет. По мере удаления от Камня, в боковые притоки реки от колеи отходили довольно хорошие ответвления, а сама снегоходка становилась все хуже. То и дело она скрывалась под снегом.

Начали попадаться вытаявшие и выдутые пляжи черного песка, которыми так обильна река Хета. Ветер выдувал песок и из обрывов, создавая удивительную картину артиллерийского обстрела.

Черные пески Путоран

Через некоторое время начали попадаться старые наледи, затопившие когда-то нашу снегоходку. По ним мы двигались весело и быстро. К сожалению, были они не столь обширны.

Времени и корма у нас оставалось впритык. Стало понятно, что добраться до водопадов мы сможем только если сохранится эта плохонькая снегоходка, либо если найдутся наши казанские горе-снегоходчики и, догнав нас, проложат новую колею.

Проверка первых наледей

Предполагать, что охотники с Волочанки ездили вверх по Аякли, было бы с нашей стороны наивно. С каждым днем таяли и надежды на наших друзей, упорно не выходивших со штабом на связь. Для себя мы решили, что если снег будет позволять нам проходить и дальше по 50км/день, либо неожиданно объявятся друзья, то мы плюнем на улетающий 2 мая последний самолет и пойдем на Хибарбу, а обратно будем кормить собак рыбой. Если нет, то постараемся зайти в горы настолько, насколько нам будет хватать времени и корма. В худшем случае, собирались встать лагерем и сходить в горы на лыжах по одному из боковых притоков, если не удастся дойти до устья Аякли.

Мелкий ремонт По затопленному следу Заячье «на палочке»

Собственно, при слиянии рек Аяна и Аякли рождается Хета. Это место отстоит от пос. Хатанга по реке на 600км. Поскольку нам не удалось срезать «Большую Петлю», то от Аякли мы должны были поворачивать обратно, если хотели вернуться в Хатангу на своем корме и успеть на самолет. 1200км – максимально возможная протяженность автономного «пробега» нашей упряжки. Дойти до места рождения реки Хеты было «программой минимум» для основного маршрута, запланированного еще в Казани.

Долина р. Букатый Наледи от берега до берега «Коровушки на льду»

Понятно, что каждый приток мы ждали с замиранием: не уйдет ли охотничья снегоходка в него?

Километров за десять до мыса Через поднялась пурга. Спрятали собак за береговой прижим и стали думать, ставить палатку или попробовать переждать, не распрягая собак. Решили нарезать сала, построгать рыбы, подумать с полчаса, и определиться.

Заструги и начинающаяся пурга возле мыса Через

Время за салом и строганиной летит быстро. Сперва мы обсудили снег и вероятность наста от Аякли, потом мы прикинули, где у нас «точка невозврата», потом поругались на почве «сколько мешков рыбы просить на обратную дорогу в Волочанке», потом перемыли кости друзьям и помирились. Тут и небо расчистилось…

После пурги и сала

Видимо, это было начало последовавшей «полосы везения».

От мыса Через река поворачивает строго на юг. Через полчаса мы тряслись по прекрасным, плотным, как мрамор, застругам, плюнув на пропавшую снегоходку и рискуя развалить сани.

К обеду неожиданно пришлось форсировать неглубокий, но вполне весенний приток. Собаки получили редкий случай напиться воды, а мы снова подрезали сала по случаю солнечной погоды.

Форсирование притока

Еще через час мы катили по прекрасному льду, вспоминая Байкал и не веря своему счастью.

Следующие три дня были самыми красивыми в этом путешествии. Солнечная погода, лед всех цветов и рисунков, прекрасная скорость. Одна проблема - не угодить в промоину.

Наконец-то!

А на перекатах промоины были вполне «живые». Первый раз почувствовав, как лед начал прогибаться под санями, и обнаружив в каких-то десяти метрах сбоку бугор весело бурлящей воды, мы первым делом накричали на собак. Потом на большой скорости выскочили к берегу. В дальнейшем же стали внимательно выбирать более глубокие места для маршрута и чаще выходить на разведку.

Вспоминая Байкал

Примерно в двадцати километрах перед устьем Аякли, на правом берегу буровая вышка. В далеком 2001 году, в первый наш поход на Путораны, мы делали здесь дневку: праздновали День оленевода и топили баню. Буровая и тринадцать лет назад была уже брошена, но на ней тогда оставалась пара жилых балков и баня... Здесь снегоходчики Антон и Андрей думали делать базовый лагерь для их маршрутов в горы. Мы решили, что заглянем сюда на обратном пути.

Короткий отдых, и в путь

Не доходя до Аякли километров семь, встали на ночь.

От того, какой будет снег на Аякли, зависело все. Времени на «попробовать» у нас уже не оставалось. Снегоходы на связь с Казанью по-прежнему не выходили, а двигаться меньше 50 км/день нас не устраивало.

Последний вечер перед истоком Хеты

Ночью выпал небольшой снег, и утром небо оставалось затянуто облаками.

Увы, лед кончился. Вроде, и снег был не сильно глубокий, но собаки шли очень медленно. Почти два часа прошло, прежде чем мы достигли устья.

Ночью выпал снег, но цель близка

Было впечатление, что животные устали не столько физически, сколько «морально». Они постоянно «тупили», жались к берегу и норовили встать, как только мы с Русланом начинали переговариваться о чем-нибудь. За две недели, с самого начала путешествия, у нас не было ни одной дневки…

Но вот и слияние рек!

Там, где рождается Хета.

Дошли!

Пасмурно и относительно тепло. Устье Аякли довольно живописно, у меня на стене дома до сих пор висит его фотография 2001г.

Рождение Хеты. Август 2001 и апрель 2014.

Позвонили в штаб Ильсуру, записали послание от Hill's «для потомков», которое мы обещали спонсору заложить в капсулу на самой крайней точке нашего маршрута.

Послание из космоса

Потом поснимали фото с флагами, и поехали искать красивую скалу для закладки капсулы.

Фото с флагами спонсоров

Скала нашлась быстро. Если кто «геокэшингом» увлекается, может легко ее отыскать по нашим фото и прочитать, чего хотели донести до потомков три девушки из социальной группы ВК «Hill’s Pet Nutrition Russia» https://vk.com/hillspetru. Для тех, кто не увлекается поиском «кладов», отметим, что, авторов послания очень заботило хорошее отношение их потомков к животным (особенно почему-то к амурским тиграм), а также экология планеты и сохранение генофонда. Хорошие, судя по всему, девушки.

Я зачитал вслух текст послания от «Hill's» собакам и послал Руслана на скалу. Потому что сам с детства не люблю высоты.

Закладка капсулы Hill's

После мы развернули собак, опять вспомнили Антона с Андреем, и нашли подходящую моменту музыку в наших плеерах. Помнится, нам понравилась известная песня в исполнении Б.Гребенщикова «Жаль, подмога не пришла…». Мы даже спели ее один раз с Русланом на два голоса. Кто хочет, может найти ее в интернете и выучить.

Подмога не пришла. В обратный путь.

С песней всегда легче: собаки как-то сразу взбодрились, и побежали знакомой дорогой «вниз по течению реки». Возле буровой решили дать собакам отдохнуть подольше.

Буровая только издали смотрелась, как прежде, уверенно и надежно. Вблизи все было куда печальнее…

На буровой. Август 2001 г.
На буровой. Апрель 2014 г.

Собаки на отдыхе. Как экономить на снаряжении.

На гонке «Волга Квест» Николай Эттыне подсказал нам, что чукчи на отдыхе не используют отдельную растяжку (стейкаут), а просто вщелкивают «хвостовик» вместо «шейника». Собаки так и ночуют на потяге.

Мы решили попробовать, тем более что ни Володины, ни наши собаки упряжь не грызут.

Сперва снимали на ночь шлейки со всех собак, потом снимали частично. Потом вспомнили опыт Георгия Карпенко и стали снимать только с Бижара (он грыз ее всегда), Луны, Макуси (запутывалась) и Румпеля (нам не нравились его игры с шейником).

Собаки на ночевке Упакованная растяжка Шлейки не снимаем

В Волочанке одну из двух растяжек оставили вместе с Сирой, решив подарить ее «Школе каюра», если сможем обходиться без нее.

Мы уже давно не используем стояночный якорь ввиду его малой эффективности. В этот раз наш друг Сергей Казаев сделал нам наконечники для пары остолов. Правда, за время путешествия мы сломали оба и потом просто вырубили подходящие палки.

Остановка на ночь выполнялась следующим образом:

Выбрав подходящее место, даем команду в сторону берега. Такую команду собаки всегда выполняют мгновенно и без ошибок. Приблизившись к берегу, командуем поворот в направлении завтрашнего движения. И когда упряжка вытянется параллельно берегу, сворачиваем ведущих к нужному дереву.

Тут же останавливаемся и заклиниваем остолом сани.

Упряжка параллельно берегу Сани заклинены остолом Передний остол вкопан в снег

Затем соединяем растяжку с основным потягом, привязываем свободный конец к дереву и рассаживаем собак по одной вдоль получившегося сорокаметрового стейкаута.

Если дерева на берегу нет, то еще проще: вместо него вкапываем в снег плашмя второй остол как можно дальше на веревке.

Кормить собак лучше вдвоем, т.к. сдергивание дальнего остола вероятно именно в этот момент.

Утром проблем нет, поскольку собаки никуда не рвутся. После укладки саней, Руслан снимает растяжку, прячет ее в свои саночки, а я просто стою на тормозе.

Мысли о снаряжении.

  • Вместо одного остола брать пешню: и воду добыть, и при неглубоком снеге лучше заклинивать сани.
  • Ручку второго делать из цельного дерева самим, а не использовать черенок для лопаты.
  • Вообще отказаться от тросовых поводков на растяжке, т.к. они все равно расплетаются и путаются. Набрать растяжку аналогично основному потягу кусками по 2-2,5м. Тогда можно при необходимости им удлинять основной потяг. А тросовые поводки заменить веревочными: все равно никуда собака в тундре не сбежит.

Путь домой.

Ночевать нам хотелось возле вскрывшегося ручья, памятного по дороге «туда». Тем более что основные промоины находились на участке между ним и буровой. Поэтому тянули до сумерек.

Сильно потеплело. Собаки, получив на отдыхе возле буровой рыбу, бежали вяло. Для себя мы отметили, что, вероятно, при обеденном отдыхе менее двух часов, кормить собак не стоит. Давать только жир.

Жара

К вечеру совсем стало «весело». С юга накатила весна. Теперь собаки часто бежали по лужам. Иногда из дырок во льду вырывались фонтанчики воды, находившейся между двумя слоями льда.

Собакам было жарко, но почему-то воду они пили не слишком много. При этом некоторые пытались на бегу хватать зубами лед и снег.

Мы гнали собак с максимальной скоростью. Собаки не очень-то хотели бежать на сомнительный, по их мнению, лед и норовили свернуть к берегу. Мы нервничали, Рыжему доставалось особенно часто.

Хуже всего было на тех участках льда, куда ветрами нанесло за зиму песок. Сани как будто попадали на наждак. Каждый раз приходилось их проталкивать вручную.

Тем не менее, все когда-то заканчивается. Вечером у нас с собаками было сколько угодно воды.

Вечер. Ночевка у ручья.

От места ночевки у ручья до фактории Камень оставалось 70км. На Камне мы планировали сделать баню и дневку. Был вариант сделать еще промежуточную ночевку и провести в бывшей фактории 1,5 дня. Возможно, так бы мы и сделали, но оттепель вскрыла многие из старых наледей, по которым упряжка так весело катила несколько дней назад. Во время прохождения одной из них, Руслан залил сапоги водой. Просто собаки, выскочив на твердое высокое место, встали. Они подумали, что тут можно передохнуть, не смотря на крики и вопли сзади. Сани медленно погружались под лед. Большие нарты были ближе к краю, поэтому мои ноги остались сухими. Руслану повезло меньше.

С собаками была проведена соответствующая работа. А мы решили, что лучше бы дойти до Камня …

Наледи, наст, песок

Техника прохождения наледей.

  • На походе к наледи начинаем разгонять упряжку, направляя ее к нужному краю.
  • При малейшей попытке саботажа или проявлении «собственного мнения», останавливаем собак и устраиваем поголовную взбучку с акцентом на Рыжего.
  • Проходим опасный участок быстро и «чисто». Последующие тоже.
  • Как только собаки «расслабляются», повторяем цикл.
  • Если кому подобный способ покажется не гуманным, пусть попробует в начале «нашего» декабря забраться в небольшую лужу повыше сапог и постоять минуты три…

Фактория Камень.

Собак гнали до позднего вечера. Весеннее солнце покрыло русло реки блестящей ледяной глазурью. Пару раз приходилось обходить наледи по песчаным косам, на которых не было уже ни капли снега.

Дороги нет

Главной заботой было не стереть и не порезать собакам лапы на льду и песке со снегом.

Тем не менее, к вечеру мы были на Камне, пройдя самый длинный за это путешествие переход в 70км.

Собакам, по совету Володи Радивилова, намазали лапы кремом для доения «Зорька». Раньше мы пытались это делать, но кроме отморожения рук при крайне малом количестве крема на лапах ничего не получалось. В этот раз я растопил банку крема на печке, надел старую перчатку и вымазал собак от души. Расход бешеный, но и результат стал заметен.

Позади 70км. Отдых. Осмотр лап.

Фактория Камень – очень красивое место. С высокого берега открывается прекрасный вид на реку и на плато Путорана. Особенно радостно было сознавать, что завтра можно спать сколько угодно, что будет баня, лепешки и прочие радости дневки.

Баня.Дневка.

И дневка была замечательная. Солнце, штиль, морозец около -10С. Собаки были удивлены внеплановой утренней кормежкой (им выдали почти по килограмму щуки) и весь день грели пузо.

Мы же натопили воды во все емкости, постирались и помылись от души в маленькой горячей баньке.

Фактория Камень. Быт.

Позвонили в Волочанку Денису. Нас ждали. Правда, выяснилось, что поправившаяся Сира куда-то два дня как пропала. Но уже объявлен по поселку розыск, усиленный шоколадной премией детям… Мы не сильно расстроились, поскольку собака была не самая молодая: либо подберем на местной помойке (Сира большой их любитель), либо останется «Школе каюра» для тренировок. Достойная старость в поселке, который вообще-то был ее исторической родиной – не худший вариант для пожилой ездовой собаки. То, что никуда она из Волочанки не денется, мы не сомневались.

Домой на север.

Знакомой дорогой

На следующее утро прибрались в избе и сразу запрягли собак. Дорога знакомая. После обеда въехали на окраину Волочанки…

Руслан остался с упряжкой, а я пошел искать Дениса и в магазин. Неожиданно мимо меня пронесся квадрацикл с подростками. Над их головами гордо реял флаг нашего спонсора компании «Симросс». В магазине продавщица на мой запрос мгновенно сообщила, что были наши снегоходчики. Позавчера. Побыли два часа в поселке, водку не покупали, быстро уехали в сторону Хатанги.

Конечно, претензий к Антону и Андрею у нас не могло быть: группы изначально шли автономно. Непонятно и обидно было их нежелание выходить на связь, уже находясь в нескольких часах езды и от нас, и от водопадов. В любом случае, теперь это не имело для нас практического значения…

Возле Руслана крутились знакомые девченки, которых мы катали (и даже роняли вместе с санями в овраг) по дороге в горы. От гостеприимного предложения Дениса остаться на ночь мы отказались, а попросили полтора мешка рыбы и пару чиров для себя. Смущенный пропажей собаки Денис опять не взял с нас денег. Договорились, что мы встанем на территории бывшей воинской радиолокационной станции. Кто хочет - пусть приезжает к нам на снегоходе.

Дети из «Школы каюра» проводили нас «до околицы».

Из Волочанки

Проезжая вдоль поселка, мы звали Сиру и громко лаяли. Но собака не появилась…

Встали в 6 км за поселком под огромными «лопухами» локаторов бывшей станции дальнего обнаружения. Пока растянули собак, пока фотографировали артефакты, прошло никак не меньше сорока минут. И тут из кустов, прямо по сугробам, радостно мыча и виляя задом вылезла похудевшая Сира. Общей радости не было предела.

Наш космос

Разумеется, ни о каком оставлении ее в Волочанке не могло быть и речи. Лучшие куски налима в этот вечер были ее.

Следующий день выдался солнечным, температура поднялась почти до нуля. Пройдя километров 25, встали покрошить сала и переждать жару.
Тут показались две грузовые машины, шедшие со стороны Хатанги. Мужики остановились и подошли к нам. Закусывать мы продолжили вместе. Машины оказались норильскими. Общие друзья обнаружились мгновенно: Норильск и Хатанга – не столь велики. Очень приятная и душевная встреча получилась.

На трассе Норильск-Хатанга

К вечеру пошел снег и на следующий день мы запурговали.

Пурга в этот раз была не такая серьезная, как первая. К вечеру она утихла, но выходить смысла не было. Тем не менее, прекрасные весенние «дороги» оказались напрочь заметенными.

Утро после пурги

Следующие три дня нам порой было проще идти по целине, чем пытаться загнать собак на снегоходку. Каюр-то переметенную дорогу видел, но собаки на каждом перемете уходили в сторону. Приходилось их тут же возвращать обратно. И хотя команд они слушались беспрекословно, через полчаса это надоедало. По заметенному зимнику скорость была еше ниже (не выше 4км/ч) и собаки сильно изматывались.

Местами снова метет

Наконец, мы дошли до своей закладки с кормом. К воткнутой приметной палочке вела аккуратная цепочка песцовых следов.

То, что мы сваляли дурака, стало ясно через пять минут. От мешка корма остался только мешок.

По старому следу

Злиться можно было исключительно на свою глупость и лень. За поворотом реки была рыботочка. Теперь в ней явно были люди. Поехали просить продать пару мешков рыбы.

Разумеется, никто с нас не взял ни копейки. Рыбаки помогли набрать два мешка налимов, на куче которых жировали несколько собак и ворон. И даже проводили нас пару километров на снегоходе.

Налимы, которые нам достались, поразили своим содержимым: у всех рыб огромное брюхо, как консервная банка, было заполнено плотно уложенными и почти не переваренными «сардинами».

Нам помогают все «Сайра в налиме» Ездить можно и так

От первых «жилых» рыботочек снегоходная колея пошла уверенная и легко читаемая: по случаю весны движение стало гораздо интенсивнее.

Вот только собаки наши никак не хотели бежать быстрее. Хуже всех выглядела Макуся. Она сильно исхудала, хотя продолжала тянуть лямку без саботажа. При этом она явно мерзла. Видя состояние собаки, мы отрубали ей все большие и большие куски налима. Было трудно представить, куда они в нее помещаются.

Нам казалось, что рыба, в отличие от сухого корма, должна предотвращать и обезвоживание (Хотя до сих пор мы с обезвоживанием не сталкивались: скорости не те.). Списывали проблемы на интенсивную линьку и особенности обмена веществ. Остальные собаки худеть вовсе не собирались.

Обед

После Катырыка неожиданно начал «садиться на задницу» Грэй. До вечера его отправили в сани, утром снова поставили в упряжку. Вроде побежал, но назавтра после обеда все повторилось. А еще через некоторое время Макусю начало мотать на ходу. Пришлось отправить и ее в мешок к Грэю.

Ситуация нам совсем не нравилась. Впрочем, Грэя скоро вернули в строй, хотя и перестали обращать внимание на его периодически провисающий потяг.

Макуся и Грэй Транспортные риски тут велики

Все, что мы могли сделать, это попытаться отпоить собак. Поэтому встали ночевать в балке. Раздолбили пешней прорубь и развели собакам «человечий» сублимированный бульон.

Макусю оставили ночевать в мешке: ее бил озноб и она еле шевелилась. Мы решили, что «либо она переживет ночь, либо нет…».

Утром собакам развели остатки ухи и снова напоили. Макуся была жива, но до конца маршрута в упряжку ее не ставили, а везли в мешке и часто кормили мелкими порциями. Потихоньку она начала поправляться. На второй день к Макусе возвратился аппетит, и мы успокоились.

Как только налим был съеден, и мы вернулись к полнорационному Hill's, собаки пошли бодрее.

Дорога на чемпионат

Возле Хеты мы вдруг уперлись в футбольное поле, присыпанное угольной крошкой. От него в Хатангу шла расчищенная до льда трасса. Теперь мы были уверены, что все собаки будут живы, и что на самолет тоже успеем…

На «автобане»

После обеда 27 апреля встали в балке напротив Хатанги. Снова пошел снег.

Вечером к нам приехали Ваня и Наташа Калмыковы. Разговаривали, выпивали. Строили планы на будущее…

Хатанга провожает метелью Ваня и Наташа Калмыковы

Потом были хлопоты в Хатанге по подготовке к вылету. Нам помогали и ветеринары, и все службы аэропорта, и сотрудники «Сапсана»…

В ожидании борта

Наконец, вечером, 29 апреля мы приземлились в Красноярске. Полдня на укладку груза, и снова в путь.

Самое яркое впечатление обратной дороги - баня и поздний ужин в Кемерово. Игорь Ивлев привез нас к Евгению и Наталье Тарасовым в принадлежащий им питомник аляскинских маламутов.

Был исключительно теплый прием и очень полезное для нас общение.

Питомник очень просторный, собаки ухоженные. Сразу за забором усадьбы – лес. Очень красивое место. Удивило качество изготавливаемых по заказу Евгения спортивных нарт. Одним словом, мы узнали для себя много нового. Очень рекомендуем всем интересующимся и маламутами, и просто «покатушками» посетить

В питомнике маламутов В Кемерово есть чему поучиться Мы дома!

Все-таки самое ценное, что мы приобрели на Северах – это наши друзья. Они все увлеченные и очень надежные люди. Спасибо им огромное за помощь и поддержку.

Отдельное спасибо всем жителям Хатанги, Волочанки, Катырыка, Хеты и Новой, помогавшим «Казанской экспедиции».

Мы признательны также пятидесяти четырем пассажирам, летевшим 29 апреля из Хатанги в Красноярск вместе с нами и нашими собаками, за их терпение.

Спасибо сотрудникам компании «Сапсан» за понимание и помощь в транспортировке собак.

Отдельное спасибо нашим казанским друзьям за работу в штабе и поддержку: Ильсуру Сабирову, Игорю Краснову, Сергею Маркову. Спасибо Володе Радивилову за хороших рабочих собак, Игорю Ивлеву, Евгению и Наталье Тарасовым за помощь в дороге.

Мы благодарны нашим спонсорам:

  • Компании Hill's Pet Nutrition за прекрасный собачий корм.
  • Компании Simross за топливо для нашего автомобиля.
  • Компании «Таежник» за новую экспедиционную одежду.
  • Ветеринарному центру «Академ-Сервис» за медицинское сопровождение собак.
  • Фирме «Контрл-П» за бесплатное изготовление всех рекламных материалов для экспедиции.

Спасибо и всем, кто нас ждал.